May 2nd, 2015

свой-чужой

Отношение к одесским событиям годичной давности - хороший маркер.
Есть два лагеря, и внутри лагерей все просто, поскольку основано на ясном понимании, что имел место быть чисто военный эпизод. У нас потери восемь убитыми, у противника около тридцати, около десяти случайных жертв, город наш. В том лагере все тоже ясно: сражение проиграно, город потерян, попытка выжать максимум пользы для пропаганды. Через амбразуру все выглядит просто и логично. И отношение к погибшим тоже понятное. Своим слава, случайным жертвам - жалость, противникам - ... как говорил Билли Бонс, "мертвые не кусаются".
Все несколько сложнее, однако. Есть прослойка котов леопольдов, которые сначала впали в ступор, а потом разбрелись на тоже своего рода лагеря. И наблюдать за ними куда как интереснее, чем за отвратительной как сама война "перестрелкой" нашей и ненашней пропаганды. Тут именно в силу искренности выявилось очень характерное различие в понимании правоты и ответственности. Условно-наши коты леопольды рисуют подробные схемы, расписывают хронологию, сверяют рассказы очевидцев. Условно-ненаши коты леопольды рассуждают в соответствии со своими догматами. И у них все просто: прав тот, кто больше пострадал, виноват тот, кто меньше пострадал. Вернее, даже не совсем так: в терминах правоты, вины и справедливости они вообще не мыслят, вместо этого у них "порядок". Их теория - Левиафан, "монополия государства на насилие". Поэтому когда происходит очередная история типа "пьяный громила напал на субтильного ботана, ботан умудрился проломить громиле голову, ботана посадили за убийство/тяжкие телесные", они вздыхают сочувственно, но честно полагают, что так и надо и по-другому нельзя. Как говорил герой Янковского в "Драконе": "Вот дай им свободу, они передушат друг друга".
Кстати, "Дракона" издали и при Сталине - понимаете почему? Как и "Белую гвардию", например.