March 31st, 2015

чтиво

Барбара Такман, "Августовские пушки", о Первой мировой, предвоенный период, вступление в войну и первые сражения.
Очень недурно раскрыта тема национальных тараканов в головах начальства и их влияние на события; сильные и слабые стороны проявились в этот момент прямо-таки карикатурно и трагикомически.
У немцев - все по Плану, начальник всегда прав, правила и порядок превыше всего, проще помереть чем отклониться от курса. Как следствие, дипломатия - один сплошной курьез, они умудрились рассориться и воевать со всем миром. Характерное исключение - Австро-Венгрия, благодаря Бисмарку. После битвы под Садовой он поступил абсолютно не по-немецки, вопреки шквалу недовольства (даже чуть было не угодил в опалу), вместо того чтобы подвергнуть империю Габсбургов всевозможным унижениям и разорениям, заключил с ней выгоднейший мир и получил отличного союзника. С Францией в аналогичной ситуации после Седана авторитета Бисмарка не хватило, и немцы торжественно промаршировали в ловушку.
У русских планирование - уморительный анекдот, у Ранненкампфа припасы закончились буквально за несколько дней и ему пришлось остановить наступление, у Самсонова они тоже закончились, но он ("врешь, не возьмешь!") все равно попер в наступление - и погиб вместе со своей армией. При этом немцы таки сняли с Западного фронта войска и лучшего генерала, то есть стратегической цели наступление достигло, что тоже характерно.
У французов - все Красиво. Главное - храбрость, храбрость, и еще раз храбрость, воля к победе. В красных штанах. На полном серьезе, панталон руж, вперед на пулеметы. Абсурдный план и отчаянное безрассудство.
Еще интересно, что лучшие генералы имели комплементарные национальным качества: у Людендорфа обращает на себя внимание самостоятельность суждений и гибкость, способность действовать по обстоятельствам; командовавший левым флангом французов Ланрезак проявил в решающий момент осторожность, почти боязливость, и тем самым спас фактически всю армию от разгрома.
Ну и еще участвовала Англия.
У англичан - на первом месте внутренние межпартийные склоки, выработать национальное решение сложнее, чем победить в войне. Харктерно, что большую часть мировой войны они отвоевали добровольцами, не имея призыва. При этом в элите глубина понимания происходящего была невероятная, у них в руководстве был недоступный другим уровень, представленный такими людьми как Эдуард Седьмой или Китченер. Эдуард создал Антанту, изолировал Германию, фактически предопределил итоги войны. Китченер, в то время как весь континент ожидал окончание войны в течение считанных недель, мимоходом спрогнозировал, что война продлится более трех лет. И соответственно решительно возражал против отправки экспедиционного корпуса в начале войны: зачем гробить небольшую, но такую ценную кадровую армию по безумному французскому плану, когда нужно на ее базе разворачивать армию настоящую, массовую и готовиться к серьезной многолетней борьбе? Взрослые среди подростков :)