dysto (dysto) wrote,
dysto
dysto

продолжая читать Никонова ("Бей первым")

Никонов агитирует за Суворова и против моего любимого Исаева. В начале Петрович предельно откровенно пишет о рейтингах и тиражах, и о том что книга должна быть увлекательной, а точность и полнота не имеют значения :)
Однако, Исаев, несомненно, глубоко знает предмет, в отличие от Суворова. И как по мне его книги намного увлекательней суворовских примитивных комиксов. Его выпады против Суворова - эмоции, хотя как по мне вполне понятные; если бы я начал писать о торсионных полях и эпатажных заряжателях воды, то наверное был бы еще эмоциональнее :))
Одно из ключевых заблуждений Суворова - преимущества обороны. Тут он ссылается на опыт Первой Мировой войны.
Первая Мировая запомнилась как "окопная" - мол, война быстро зашла в тупик, поскольку оборона намного эффективней наступления. Ну и зря она так запомнилась, это вводит в заблуждение. Эта война была прорывной во многих отношениях, и в первую очередь в военном деле произошли невиданные и неслыханные перемены, настоящая революция, подобной которой не было от начала времен. Первая мировая - это необычная война, это война-исключение. Поясню. 
Чему учил тысячелетний опыт? Что говорил здравый смысл и подкреплял авторитет великих полководцев?
Война в доиндустриальную эру выглядела как лютая поножовщина двух толп. Наука выживания родила два незыблемых постулата:
1) Войска должны быть собраны в плотный строй, держись рядом со своими, плечо к плечу, щит к щиту; отбившийся от своих одиночка - покойник или пленник. Само собой, сказки про одиночек- чудо-богатырей - сказки. Сержанты не жалея палок и зуботычин тысячелетиями вбивали новичкам простое правило: держи строй! любой, любой, любой ценой держи строй! Разломавший строй - хуже, чем предатель, он гибнет сам и губит всех! Все можно - молиться, плакать, маму звать, в штаны гадить, но строй ломать нельзя! Проигравшего определяли очень просто - кто строй рассыпал, тот и проиграл, соотношение потерь важно, но вторично, потому что это произвол победителя, резать ли беспомощных бегущих. Жестокая строевая муштра, которую так не любят все, кто с ней сталкивался, вовсе не блажь товарища военрука, это отголосок тех времен, когда умение держать строй было практически равно боеспособности армии и способности к выживанию в бою.
2) Нужно стоять на ногах, упавший - покойник. Сражение происходит натурально в давке, в толпе, упавшего моментально затопчут. Ранен, кровью истекаешь - стой на двоих, если хочешь жить. Товарищу помоги на ногах устоять, если можешь. "Лежачего не бьют" - это ключевое правило потешных кулачных боев. Все понимают, что упавший - не боец, он уже проиграл, его нет. Команды "ложись!" ни в одном уставе не было.
Появление огнестрельного оружия многое изменило в войне, но не эти два правила. Важнейшим показателем военной математики стала плотность ружейного огня, то есть все та же плотность строя; также сохранялся штыковой бой. В атаки ходили колоннами, оборонялись шеренгами и каре. Плотная толпа людей, вдобавок дымный порох делал поле боя невидимым, бойцы наполеоновской эпохи во время сражения видели, в основном, спину своего товарища из передней шеренги, те кто пишут о войнах того времени в основном упоминают звуковые образы - крики людей, грохот выстрелов, барабаны и флейты. Чтобы хоть как-то отличать своих от чужих мундиры делали яркими и красочными, любили всякие большие яркие плюмажи и прочее, хотя тогда это стоило очень дорого, но это было нужно для дела, а вовсе не для красивых парадов.
Первую Мировую так и начали, строились колоннами и шли на пулеметы. Пытаясь прорвать оборону, концентрировали огромные силы. Поэтому были такие жуткие потери. Про один бой в начале войны писали, что "давка была такая, что убитые не падали". Потом, потеряв буквально миллионы солдат, армии научились воевать по новым правилам. В начале оборона казалась неприступной, даже максимальная концентрация сил не давала прорыва, что в свете вышесказанного неудивительно - трудно себе представить как может одолеть пулеметную точку плотная колонна идущей в полный рост пехоты. Но потом освоились и научились. Собственно, это и было главным военным уроком - научились ломать построенную по новейшим технологиям оборону. Французские генералы этого урока не усвоили и вместо настоящей подготовки к новой войне строили линию Мажино. Результат известен. Вторая Мировая война была войной не просто маневренной, а сверх-маневренной, богом войны снова стала скорость, как в старые времена.
Суворов пишет "перекопать траншеями от моря до моря", то есть построить длиииииинную линию обороны. А реальный опыт Второй мировой и всех остальных войн говорит прямо противоположное: наступать, действовать активно, стремительно и непредсказуемо, держать инициативу любой ценой, а еще - концетрация, концентрация и еще раз концентрация, в пространстве и времени. Не стоять месяцами растянутыми в тысячекилометровую линию, а ровно наборот - собрать компактную группировку и наступать. В начале Первой Мировой артподготовка могла длиться неделями; в конце Второй Мировой она иногда длилась меньше часа, но плотность ее была просто чудовищной. А "дембельским аккордом" Красной Армии был знаменитый прорыв танковых армад через Хинган в войне с Японией, когда был поставлен абсолютный рекорд скорости наступления, между прочим не побитый даже американцами в Ираке в 2003.
Суворов и его последователи постоянно путают тактический уровень и стратегический. На тактическом уровне оборона имеет преимущество, да, об этом еще Клаузевиц писал и это и так очевидно. И очевидна губительность концентрации плотных толп пехоты. А на стратегическом все наоборот - только наступление концетрированной группой и дает шанс победить, потому что наступающий выбирает время и место боя, и может обеспечить такое численное превосходство, что оно многократно перевесит преимущества обороны.
 


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments